Слухи, сплетни, домыслы ....


Рассказывают: жена будущего классика советской литературы Вадима Кожевникова, разговаривая с дочерью о сталинских репрессиях, коснувшихся многих и многих литераторов, сказала:

 

- Вообще-то это плохо. Но для нашего папы хорошо.

 

Действительно, на расчищенных площадках легче было всходить и утверждать себя новой поросли мастеров слова, которая и воспользовалась благоприятным моментом, стремительно заполнив освободившееся пространство.

 

источник


Вадим Кожевников рассказал, как однажды его, начинающего автора, пригласили на свидание с Горьким, который решил опубликовать его рассказ Клоп в издаваемом им журнале Летописи.

В комнату вошёл высокий человек, жестом пригласил к столу. Сам сел, надел на нос очки и раскрыл рукопись.

- Вижу, что первая фраза уже подверглась редактуре. У меня было написано: Луна приклеена к ветке дерева. Горький вставил слово казалось.
- Как же так, - не выдержал я. - Выходит, луна приклеена - нельзя, а море - смеялось - можно?

Молча Горький снял очки, встал и, не прощаясь, вышел...

Источник


Жена писателя тов. Вадима Кожевникова говорила: "Писатель без должности - это не писатель!"

источник


05.00 Ефремов Олег Николаевич, (в вагоне поезда "Красная Стрела"), советский актёр ("Берегись автомобиля", "Три тополя на Плющихе") режиссёр, художественный руководитель театров "Современник" (1956-70), МХАТ, ведущий телевизионной передачи "Кинопанорама", народный артист СССР.

Сын бухгалтера Николая Ивановича Ефремова и Анны Дмитриевны, официально Олег Николаевич был женат дважды и несколько гражданских браков, среди его жён были: дочь писателя Вадима Кожевникова, дочь оперного режиссёра Бориса Покровского актриса Алла Борисовна Покровская, от этого брака - сын Михаил, актёр, Олег Николаевич был мужем сценариста Ирины Мазурук, от этого брака - дочь Анастасия, театровед. Состоял в романтических отношениях с актрисами Ниной Дорошиной, Ириной Мирошниченко, Анастасией Вертинской. (13.40 24.05.2000)

источник


генеральный секретарь Союза писателей СССР А.А. Фадеев перед заседанием в Союзе писателей, на котором по указанию Сталина должны были подвергнуть разгрому его роман Молодая гвардия, пригласил к себе домой назначенного основным докладчиком тогда молодого писателя Вадима Кожевникова и помог ему сделать доклад более жёстким, самолично указывая на собственные просчёты, недостатки и ошибки?

источник


Еще недавно мы удивлялись, как это мог грузовик с нашими военными корреспондентами, среди которых были правдисты Вадим Кожевников и Борис Горбатов, прибыть в прошлом году в Софию, опередив даже наступающие части Красной Армии. Удивлялись. Недоумевали. И завидовали коллегам.

А сейчас вот, отплясывая в этом хороводе, уже не удивляюсь. Это старое уважение к русским воинам, помноженное на славу Красной Армии, несущей освобождение народам Европы, и открывало корреспондентскому грузовику его необычный путь. Нет, неплохой очерк можно будет передать отсюда. И озаглавлю я его тем же словом "Братушки". Но очерк очерком, а на душе неспокойно этот вызов. Что там стряслось и почему срочно?

Источник


Страстные борцы и глашатаи Коммунистической партии, выразители дум и чаяний народных, писатели и журналисты щедро отдавали Родине свой талант и "душевные боеприпасы". Их очерки и рассказы, стихи и песни, публицистические статьи и памфлеты читались в траншеях и землянках, в цехах военных заводов и в таежной сибирской деревне, на Крайнем Севере и в тылу врага.

По радио читали свои статьи А. Толстой, М. Шолохов, постоянно звучали в эфире стихи А. Твардовского, А. Суркова, Н. Тихонова, К. Симонова.

Слово писателей и журналистов ободряло уставших, звало вперед.

Командир прославленного стрелкового взвода Герой Советского Союза Петр Широнин назвал писателей и журналистов солдатами партийной истины. В Великой Отечественной войне участвовало свыше тысячи писателей, 275 из них погибли.

2

Мраморные доски навеки сохранят их имена. Это прозаики А. Гайдар, Ю. Крымов, Е. Петров, очеркисты В. Ставский, И. Зарубин, драматург А. Афиногенов, поэт И. Уткин и другие.

Писатель Евгений Петров, автор известных книг, написанных им вместе с И. Ильфом,- "Двенадцать стульев", "Золотой теленок", "Одноэтажная Америка", с первого дня войны думал только об одном - победить врага. Он был всюду, где была наша армия в течение первого года войны; он писал для "Правды", для "Красной звезды", он посылал свои очерки в Америку, и они печатались в сотнях крупнейших газет. Петрова видели защитники Москвы в лихие дни ноября. Он был в освобожденном Волоколамске. Под Юхновом его контузило. Он был в Мурманске и в осажденном Севастополе. 02 июля 1942 г. Евгений Петров погиб.

3

На памятных досках мы читаем имена военного корреспондента Петра Лидова, военных фоторепортеров "Правды" Михаила Калашникова, Сергея Струнникова, объективы которых запечатлели для истории многие картины войны. Петр Лидов и Сергей Струнников погибли при налете фашистских бомбардировщиков на авиабазу, расположенную под Полтавой. Разрыв бомбы разметал тело Струнникова, но его аппарат успел запечатлеть этот жестокий налет.

Михаил Калашников был сражен в часы боя за освобождение Севастополя. Писатель Вадим Кожевников вынес смертельно раненного Мишу из-под огня и принял от него последний наказ: "Кассеты... со снимками... отошли в редакцию".

Источник


Однако череда сталинских милостей и охлаждений продолжается. Какое-то время спустя Симонов вызван наверх, где ему напомнили его слова о пьесе против низкопоклонства. Пришлось за неё взяться.

Притом по возможности добросовестно, что необходимо писателю для самоуважения (а Симонов в самоуважении нуждался, то был не какой-нибудь Анатолий Софронов или Вадим Кожевников, которые подличали беззаветно и сладострастно).

А именно: с помощью академика медицины был найден внешне вполне достоверный фабульный поворот. Дескать, некий учёный-микробиолог, субъективно честный, но непомерно тщеславный, работает над вакциной, способной спасти человечество от страшных болезней. Вакцина, однако, обладает коварным свойством. На полпути к спасительному результату её могут использовать в своих целях мерзавцы, заботящиеся не о создании вакцины, а о создании оружия бактериологической войны.

Источник


В речи, обращенной к писателям, Хрущев проявил себя почти либералом. На холуйский возглас Вадима Кожевникова в ЦК: Руководите нами! -

Хрущев ответил писателям еще в мае 59-го года: ...вы знаете, нелегко сразу разобраться в том, что печатать, а что не печатать... Поэтому, товарищи, не взваливайте на плечи правительства решение таких вопросов, решайте их сами, по-товарищески...

Почти никто не использовал этой редчайшей возможности, этой направдоподобной щели к духовной свободе, существовавшей более двух лет. Кроме редактора Нового мира Александра Твардовского

Источник


Помню 1967 год. Вешенская. Мы проводим встречу молодых писателей на Дону у Шолохова. С нами Юрий Гагарин. Мелентьев - мотор. Спрашивает обкомовцев, контролирует комсомольцев, беседует с писателями. Мы - основная часть писателей, летим на тридцатиместном "ИЛе", а впереди, как авангард, спортивный самолетик с четырьмя командирами: Гагарин, Мелентьев, Павлов (первый секретарь ЦК комсомола), Вадим Кожевников. Приземляемся в Вешенской. Встречает Шолохов и вся командирская рать.

Источник


А.Мальгин утверждает, что Евтушенко был с постоянной фигой в кармане.

Мастер иносказаний, интерпретатор идей [Евтушенко], встречает однажды в переделкинской роще Героя Социалистического труда, лауреата, депутата, главного редактора журнала Знамя Вадима Кожевникова и слушает его патетические толкования преимуществ социализма. Потом глядит на старшего товарища ясными голубыми глазами: Вадим Михайлович, зачем вы так? Нас же никто не слышит.

источник