Твардовский Александр Трифонович

Постановление Президиума Правления Союза советских писателей СССР О романе В. Гроссмана За правое дело и о работе редакции журнала Новый мир

Информация Отдела науки и культуры ЦК КПСС о заседании партийной группы Правления ССП СССР по рассмотрению решения Секретариата ЦК КПСС Об ошибках журнала Новый мир


Твардовский Александр. Рабочие тетради 60-х годов. Публикация В.А. и О.А. Твардовских, Знамя, № 2, 2002
 
Дом у дороги почти весь хорош по стиху, по тону, недаром его так кисло встретили, хоть и премию дали. Как мне это памятно: Что ты хотел? Образ женщины-героини? и т.п. (Поликарпов дурак, Кожевников мерзавец (тогда сидел в Правде)
 
Твардовский Александр. Рабочие тетради 60-х годов. Публикация В.А. и О.А. Твардовских, Знамя, № 6, 2002:
 
Для меня лично это уже не так важно получить ли премию в соседстве с Кожевниковым и Марковым или ещё с кем вдобавок
 
Но экземпляр романа сохранялся в редакции Нового мира, на что было указано самим Гроссманом при аресте (по доносу редактора
Знамени В.М. Кожевникова) других экземпляров
 
Твардовский Александр. Рабочие тетради 60-х годов. Публикация В.А. и О.А. Твардовских, Знамя, № 7, 2002:
 
В Правде ничего, а ждали Ермилова, который должен был под одним заголовком рассмотреть два выдающихся
произведения: Денисыча и какую-то дрянь В. Кожевникова не читал
 
Твардовский Александр. Рабочие тетради 60-х годов. Публикация В.А. и О.А. Твардовских, Знамя, № 10, 2002
 
Не хочется искать слов для характеристики предельной провокаторской подлости Чаковского, перед которой уже и Гриб[ачев]
с Кожевниковым выглядят почти что порядочными людьми
 
Бормотал что-то косноязычный мерзавец Кожевников...
 
Сурков пытался ввести меня и Симонова, но Кожевников отвел мою кандидатуру, подлейшим образом подпустив иронию: Мы знаем, что А[лександр] Т[рифонович] редко посещает Секр[етари]ат, он бережет свое драгоценное время для более важных задач, Симонов же человек деловой; я, конечно, самоотвелся) и, может быть, уже без меня и др[угих], ушедших со мной не членов бюро, оно там что-нибудь решало
 
Они могут говорить и другие, совсем противоположные слова, если те внешние понятия изменятся. Так Кожевников оправдался на всякий случай в том, что когда-то превозносил Солженицына, тогда так полагалось. И случись завтра быть новым понятиям извне они, такие люди, готовы их проводить, хотя бы даже им это было не по душе, совсем не по душе, как это было в пору развенчания культа.
 
Резко антисолженицынскими были выступления А.Е. Корнейчука, В.М. Кожевникова, Б.С. Рюрикова, а также таких представителей национальных литератур, как Б. Кербабаев, А. Шарипов, П. Бровка, И. Абашидзе, Т. Абдумомунов...
 
Выступления А.Е. Корнейчука и В.М. Кожевникова были одними из самых антисолженицынских на заседании Секретариата 22 сентября, судя по его стенограмме. Оценивая роман (так в тексте В.Т.) Один день Ивана Денисовича, я рад был появлению этого одаренного писателя, заявил В. Кожевников. Но потом, после напечатания повестей (так в тексте. В.Т.) Матренин двор и Случай на станции Кречетовка, у меня было чувство протеста. (Октябрь, 1990, № 9. С. 185)
 
Твардовский Александр. Рабочие тетради 60-х годов. Публикация В.А. и О.А. Твардовских, Знамя, № 11, 2002

Раппопорт Александр Григорьевич. Первый наставник Александра Твардовского