Валентин Исаакович Рабинович
Пирамида
Валенитин Исаакович Рабинович - Валентин Рич
Вообще-то пирамида это гробница Пирама. Но кто он такой, этот Пирам, теперь уже мало кто помнит. С легкой руки древних греков, пирамидами стали называть гробницы египетских фараонов, которые гораздо логичнее было бы именовать в соответствии с тем, как звали именно их, а не бог знает кого. Гробницу фараона Хеопса хеопсидой. Гробницу фараона Хефрена хефренидой. Гробницу фараона Хуфу извините, хуфуидой. И так далее.

А с колумбовых времен термин пирамида приклеился еще и к башням, возведенным для астрономических наблюдений и человеческих жертвоприношений предками нынешних мексиканцев и перуанцев. Но все это дела давнишние, ко мне лично прямого отношения не имеющие. Мне все это, как говорится, один Хуфу, или, если угодно, один Хефрен.

Ко мне лично имела отношение только та пирамида, которую соорудил, можно сказать, на моих глазах, молодой выпускник мехмата МГУ, большой любитель бабочек, и которую следовало бы именовать мавродимидой.
 
Этот разносторонний интеллигент за короткий срок, несопоставимый с продолжительностью строительства всех вышеупомянутых пирамид Старого и Нового света, возвел гигантскую гробницу для денег своих не обладавших университетским математическим образованием сограждан, после чего скрылся в неизвестном направлении, прихватив с собой на всякий случай сто миллионов долларов.
 
Правда, эта сумма была в двадцать четыре раз меньше той, которую через несколько лет после исчезновения первого дипломированного российского пирамидостроителя погребла под своими развалинами гигантская финансовая пирамида под названием ГКО Государственные Казначейские Обязательства, выстроенная правительством Российской федерации.
 
Но, во-первых, мавродимида была первой. А во-вторых, к ГКО я лично никакого отношения не имею. Для меня более чем достаточно обладать автографом первопроходца, приобретенным за 200 000 рублей.
 
2

Самая же колоссальная пирамида из тех, что самым непосредственным образом влияли на всю мою жизнь, это Россия, жизнеспособность которой, начиная с Ивана Калиты, держалась исключительно на постоянном приращении ее территории.
 
Уже на глазах моего поколения российская экспансия распространилась практически на весь земной шар вплоть до Индокитая, Эфиопии, Кубы. И как только физические возможности раздувания этого мыльного пузыря были исчерпаны, он лопнул, превращая в банкротов всех своих вкладчиков.

Некоторым утешением для меня служит мысль о том, что история человеческой цивилизации насчитывает десятки подобных пирамид, строителями которых были другие народы египтяне, ассирийцы, персы, греки, финикияне, римляне, инки, ацтеки, германцы, арабы, турки, монголы, испанцы, голландцы, португальцы, англичане, японцы.
 
Одни из этих сооружений создавались скоропалительно, на живую нитку, и тут же разрушались, не в силах пережить своих архитекторов Александра Македонского, Тамерлана, Наполеона, Гитлера. Другие возводившиеся столетиями, кирпич к кирпичу, усилиями не только воинов и их предводителей, но всенародно, могли продержаться тысячелетия как Рим, Россия или Китай.

3
 
Если бы Homo sapiens не был по своей натуре игроком, то можно было бы ожидать, что время строительства всех и всяческих пирамид подошло к концу. Ведь и ежу понятно, что это Сизифов труд.
 
Но игрок есть игрок. Вот уж и до Луны добрался, о Марсе подумывает. Похоже, что все человечество, со всей своей цивилизацией, представляет собой пирамиду. Эдакую гомо-сапиенсиду.

А что прикажете думать о нашей расширяющейся Вселенной?

 
Источник

Оглавление

www.pseudology.org