Фатех Вергасов

Гирш Янкелевич Бриллиант - Григорий Яковлевич Сокольников

03(15) августа 1888 21 мая 1939

1888 - 03 (15) апреля. Родился в городе Ромны Полтавской Губернии. Еврей
1905 - Член РСДРП
1914 - Окончил Парижский университет
1917 - Член МК партии и исполкома Моссовета и Петроградского Совета, комиссар банков
1917 - 6 съезд РСДРП. Член ЦК
1917 - Октябрь. Член Политбюро ЦК
1918 - Март. Председатель советской делегации, подписавшей Брестский мир, затем в редакции газеты Правда
1918 - На военно-политической работе в Красной Армии
1919 - 8 съезд РСДРП. Член ЦК
1920 - Председатель Турккомиссии ВЦИК и СНК РСФСР, Туркбюро ЦК РКП(б) и командующий Туркестанским фронтом
1921 - Член коллегии, зам. наркома финансов РСФСР
1922 - Нарком финансов РСФСР (с июля 1923 г. — СССР)
1922 - 11 съезд ВКПб. Кандидат в Члены ЦК, кандитат в члены Политбюро
1925 - 14 съезд. В ЦК и Политбюро не избран
1926 - Зампред Госплана СССР
1928 - Председатель Нефтесиндиката
1929 - Полпред СССР в Великобритании
1930 - Кандидат в Члены ВКПб
1932 - Замнаркома и член коллегии Наркомата иностранных дел СССР.
1935 - Июль. Первый зам.наркома лесной промышленности СССР (освобожден в связи с переводом на другую работу). Член ВЦИК и ЦИК СССР.
1936 - Июль. Опросом исключен из состава кандидатов в члены ЦК и из партии, арестован
1937 - 30 января. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к 10 годам тюремного заключения
1939 - 21 мая. Убит в тюрьме сокамерниками
1988 - 12 июня. Реабилитирован Пленумом Верховного суда СССР
1988 - 16 декабря. КПК при ЦК КПСС восстановлен в партии

Гениальные финансисты рождаются не чаще, чем гениальные поэты и композиторы, -- дай Бог, чтобы раз в сто лет. В ХХ веке России с финансовым гением уже повезло -- когда наркомом финансов стал Григорий Бриллиант (партийная кличка -- Сокольников).
 
В 1922 году Ленин наказывал ему примерно то же самое, что и президент Ельцин Анатолию Чубайсу: "Торговлю поднять, налоги собрать, рубль восстановить". То, о чем мечтают нынешние экономисты, Бриллиант сделал за три года.

Григорий Яковлевич Сокольников-БриллиантСеребрякова Галина Иосифовна, 1905-1980Григорий Сокольников был пламенным большевиком. Григорий Сокольников был здравомыслящим либералом. И даже циническим либералом в той здоровой степени, в какой бывают циниками способные земские врачи.

Кажется, подобные дикие сочетания сознательного и бессознательного называют клиническим дуализмом и лечат -- все, шедшее в Григории Яковлевиче от ума, было очень и очень хорошо, все, шедшее от чувства (особенно чувства социальной справедливости), -- очень и очень плохо.

Григорий Яковлевич Сокольников подписал Брестский мир.

Женился на Галине Серебряковой, [Дочь Брониславы Сигизмундовны Красуцкой, - FV] авторе революционных биографий, пережившей пятерых репрессированных мужей, отсидевшей два срока, обвиненной Солженицыным в лагерном стукачестве и написавшей в 60-е годы знаменитое открытое письмо "Идея превыше всего". Письмо это имело целью доказать, что и в лагере лучшие люди оставались коммунистами.

Пятидесятилетнего Григория Яковлевича (не спросив, остался он коммунистом или нет) убили в лагере уголовники. Пафос его гибели снижается лишь тем, что случилось это в 1939 году по скучному и паскудному трафарету.

Сегодня Григорий Сокольников почти забыт. Собирая воспоминания об отце, его дочь, Гелиана Григорьевна, столкнулась с тем, что не осталось людей, способных его вспомнить. Она бережет свидетельства соседки, дворника...Или, скажем, признание понятого, наблюдавшего за арестом ее отца и получившего за труды одну из комнат бывшей наркомовской квартиры. Этот добрый человек долго тужился и наконец вспомнил Сокольникова.

-- Как же, -- сказал он, -- все другие, приезжая со службы, вылезали из машины и шли домой с одним портфелем, а у вашего их всегда было два".

Россия с Таратутой

Красноармейцы в Бухаре. Крайний слева -- СокольниковВсю свою семью Григорий Яковлевич так или иначе извел.

Матушка Григория, красавица Фаня Розенталь, дочь купца первой гильдии, долго не могла простить сыну историю с семейными бриллиантами. В дни революции Сокольников честно выдал чекистам расположение семейных тайников и даже сам участвовал в экспроприации.

Отец карбонария Сокольникова до 1917-го владел большой аптекой на Трубной площади -- аптека эта до сих пор еще цела. Матушка мечтала вращаться в высшем обществе.

В семье было еще два сына -- Владимир и Михаил. Все дети получили классическое образование. Владимир через несколько лет сгинет в эмиграции, Михаила посадят и после смерти Сокольникова убьют на Колыме.

Но пока это все в будущем, и студент-первокурсник Московского университета Григорий Бриллиант водит знакомство с талантливым уголовником Виктором Таратутой [Вильямов] причастным к делам знаменитого Большевистского центра, который владел партийной кассой и руководил грабежами.

Собственно, одной дружбы с Таратутой вполне хватило бы для профилактического ареста

Осенью 1907 года молодого Бриллианта впервые арестовывают. Год Григорию пришлось провести в Бутырке. Этот год Григорий сумел обратить себе на пользу: обложился учебниками по экономике, истории, философии. Из хлеба делал фигуры и играл в шахматы, перестукиваясь.

Самым любимым развлечением "одиночников" была баня -- там, как вспоминал Сокольников, среди густого тумана и пара, плеска воды и стука деревянных шаек велись горячие споры об эмпириомонизме и диалектике. Горячие споры кончились ссылкой в село Рыбное Енисейской губернии.

Ссылка редко производила на большевиков устрашающее впечатление. Владимир Ильич, как известно, во время ссылки в Шушенское раздобрел и женился.
Сокольников собирал в тайге кедровые шишки (на продажу). Он написал реферат против эсеров и бежал в Париж. По дороге выдавал себя за "бича", возвращающегося с "золота". Во Франции Сокольников впервые увидел Эйфелеву башню, Ленина, Крупскую, Плеханова и Троцкого.

Брестский миротворец

Сокольников перед арестами. 1907 и 1938 гг.Восемь лет эмиграции Григорий Яковлевич усердно тренировал свой интеллект. Он окончил Сорбонну по юридическому факультету и присовокупил к тому курс доктората по экономическим наукам.

Ленин относился к Сокольникову благосклонно, с присущей ему цепкостью видя в нем человека "архиспособного".

Но во время ночевок в Смольном в отличие от товарища Троцкого, привыкшего спать впритык к Ленину, деликатный Сокольников укладывался в другом конце комнаты и накрывался газетами.

После переворота он впервые занялся банковской работой. Сокольников написал знаменитый декрет о национализации частных банков. Его назначили руководить Комиссариатом бывших частных банков. Частных банков не стало. Комиссариата, естественно, тоже.

На месте старой финансовой системы, по идее, надо было сооружать нечто новое. Популярные среди большевиков идеи аннулирования денег наш герой высмеивал. Но смеяться не было времени: для Сокольникова наступил короткий период высшего карьерного взлета.

09 января 1918 года ЦК РКП(б) избрал бюро ЦК для работы в новой столице: Свердлов, Ленин, Сокольников, Сталин и Троцкий. Перед Григорием Яковлевичем открылись блестящие перспективы. Среди пятерки вождей он был самым младшим. По этой причине его, как мальчишку посылают за бутылкой, отправили подписывать Брестский мир.

Гриша Бриллиант вошел в историю, но как-то неудачно -- в эмигрантских газетах писали о равнодушном еврее, подписавшем похабный мир, но почему-то в заметках фигурировал большевик Лев Карахан. Видимо, по ошибке.

Борец с исламским бандитизмом

Галина СеребряковаГлавный подписант мира почему-то почувствовал моральную ответственность за наступление немцев и вдруг сделался весьма воинственным. Сокольников стал призывать товарищей по партии немедленно возобновить войну с немцами и соответственно коалицию с Англией и Францией. В затее был большой политический смысл. В случае успеха внутренняя контрреволюция была бы поколеблена, внешнеполитические проблемы были бы решены, а положение правительства упрочилось бы.

Идея эта стоила Сокольникову места в "политбюро". Он пошел воевать. И воевал, надо сказать, неплохо, хотя был совершенно гражданским человеком.

Мы уже говорили, что Григорий Яковлевич был человеком исключительно умным. Однако совершил же в 1920 году, после самоличного взятия Луганска, Ростова(!), вторую непростительную ошибку! Когда буденовцы из Первой конной лихо грабили Ростов, Сокольников и Шорин заявили, что Конармия разложилась.

Сталин и Буденный взбесились. Требовали отставить клеветников от должности. Несмотря на ярость Сталина, Григория Яковлевича скоро послали в Туркестан для ликвидации "остатков авантюристического бандитизма". Бриллиант был назначен главным московским наместником в Средней Азии (начальник Туркестанской комиссии ВЦИК и командующий Туркестанским фронтом).

С полным основанием можно сказать, что у героического взятия Грозного в 1995 году был исторический прецедент, но -- более удачный. Одиннадцать аэропланов бомбили средневековую Бухару. Исторический центр был превращен в крошево. Красноармейцы мало чем напоминали целомудренного Сухова, а напротив, подтирали зады листами из распотрошенного Корана.

И был ему дан знак. Денежный

Григорий с Галиной в ЛондонеБыл объявлен нэп, а финансовый рынок потрясал своей стоеросовой тягой к астрономическим числам. Как-то вдруг стало очевидно, что без денежной реформы социализма не построишь.

Хозяйство, принятое Сокольниковым, было запутанно. В Наркомфине царила плохо прикрытая разруха, безобразия творились даже в Гохране, где покоились старорежимные сокровища (там воровали все поголовно -- от доверенного лица Ленина товарища Ганецкого до простых оценщиков, норовивших аккуратно выковырять из "вещичек" "камушки").

Для наведения порядка в Гохран отправился убийца царской семьи Яков Юровский (по основной профессии часовщик).
За дело Сокольников принялся без малейшей раскачки. Уже в начале января 1922-го в статье "Гарантированный рубль" он обнародовал свою главную идею -- введение параллельной совзнаку устойчивой, полноценной валюты, подлежащей беспрепятственному обмену на рубли.

Спустя десять месяцев в обращении появились первые советские червонцы -- "золотые банкноты", приравненные к царской десятирублевой монете. Эти бумажки на четверть обеспечивались золотом, драгметаллами и инвалютой по золотому курсу, а на оставшиеся 75% -- краткосрочными обязательствами и ходовыми товарами.

На золото червонец не разменивался, это была принципиальная позиция Сокольникова

22 января 1922 года Ленин дал своему Наркомфину письменное указание добиться примерно того же, к чему призывал президент Ельцин на заседаниях ВЧК: "Торговлю поднять, налоги увеличить и с о б р а т ь (тут у Ленина просто крик души. -- Авт.), рубль восстановить".

Курс Сокольникова был предельно конкретен: развитие торговли всех видов (государственной, кооперативной и частной, внутренней и внешней); сокращение и ликвидация бюджетного дефицита; прекращение денежной эмиссии.

Наркомфин с самого начала ориентировался на очень жесткую, "плюшкинскую" политику, предлагая "разгрузку государства от мелких ненужных, убыточных предприятий, сокращение ненормальных паразитических орд, заполонивших советские учреждения".

Бывший командарм решительно ратовал за сокращение армии, справедливо полагая, что лучше тратить золото за границей на техническое оснащение войск, чем содержать два миллиона плохо обученных и плохо вооруженных солдат.

Очень скоро "красные хозяйственники" взвыли от "диктатуры Наркомфина" и стали
в один голос кричать, что им до зарезу нужны деньги

Сокольников держался уверенно и на ХI съезде партии поучал своих оппонентов почти по Лившицу (на которого, кстати, своей манерой поведения наш герой очень похож): "Если у нас возле Иверской часовни на стене написано: "Религия -- опиум для народа", то я бы предложил возле ВСНХ повесить вывеску: "Эмиссия -- опиум для народного хозяйства".

В начале 1923-го червонцы уже вытеснили совзнаки из крупного денежного оборота. Валюта "имени Сокольникова" неуклонно повышала свою устойчивость по отношению к империалистическим дензнакам.

Доллар упрямо падал: если 1 января 1924 года его курс на московской бирже составлял 2 р. 20 коп., то 1 апреля -- 1 р. 94,5 коп. ("вольный" курс был на три копейки ниже). В провинции буржуйские денежки ценились еще дешевле.

С началом 1924 года реформа Сокольникова вступила в последнюю стадию

С 15 февраля прекратилось печатание совзнаков, а еще не пущенные в обращение были сожжены. Одновременно вводились казначейские билеты достоинством менее червонца и разменная монета -- на них оставшиеся в обращении совзнаки обменивались по курсу 1 новый рубль за 50 тысяч совзнаками образца 1923 года.

Созданная Сокольниковым финансовая система к 1924 году оказалась весьма устойчивой и несколько лет могла безболезненно выносить и причуды партаппарата, и закупку машин за кордоном, и секретные операции Коминтерна по разжиганию пожара мировой революции.

Однако едва только Сокольников упорядочил механизм советских финансов, как внезапно выяснилось, что он своим жлобством мешает победоносному шествию советской экономики.

В жажде добиться разрешения на денежную эмиссию против Сокольникова единым фронтом выступили сторонники и Сталина, и Троцкого -- в 1925 году вещь совершенно небывалая. Троцкий прямо призывал "покончить с трехлетней традицией фактического руководства хозяйством через Наркомфин, для которого все пути хороши, раз они поддерживают червонец".

Иосиф Виссарионович внял призывам своего злейшего врага, и 11 января 1926 года мытарства Гари Сокольникова на посту наркома завершились

Любителям исторических аллюзий здесь опять вспомнится недавно уволенный Лившиц. Хотя правильнее было бы помянуть Анатолия Чубайса. Потому как момент, когда от первого вице-премьера потребуют, и не медля, денег на пресловутую выплату зарплат и пенсий, не за горами.

Возвращаясь же к Бриллианту, скажем, что отец червонца сам ускорил свою отставку. На ровном месте совершив два глупейших промаха, в итоге стоивших ему жизни. В 1925 году его зачем-то потянуло в "новую оппозицию" -- к Каменеву, Зиновьеву и Надежде Константиновне Крупской.

Товарищу Сталину на экономические воззрения Сокольникова было, по большому счету, наплевать. Но безрассудный нарком в декабре 1925-го посягнул на святое: взгромоздясь на трибуну ХIV съезда партии, он стал ссылаться на Ленина и выразил сомнение в том, "нужен ли вообще пост генсека".

С тех пор еще десяток лет Сокольников оставался членом ЦК. Однако путь на самый верх для него отныне был закрыт навсегда. Сделавшись одним из замов председателя Госплана, "трудоголик" Сокольников мог слегка передохнуть, тем более что в 1925 году он обзавелся семьей. Вернее, женой. Новой. Любимой. Единственной.

Смерть от любви

Галина Сокольникова с дочерью и внукомВ жизни Григория Сокольникова было три женщины. Три ребенка и одна, но пламенная страсть. Первая его гражданская жена, Фаня Зархи, носила кожаный пиджак и револьвер. Служила в аппарате Ягоды. Впоследствии родила Сокольникову сына Женю, была репрессирована.

Следующую подругу Сокольникова звали Марьей Васильевной Шекотихиной. У Марьи Васильевны была одна замечательная особенность -- глаза фиалкового цвета.

Материнские глаза унаследовал второй сын наркома, Михаил. Михаил родился в самый разгар реформы, и ему была присвоена фамилия Червонный -- в честь отцовской денежки.

Но женился Сокольников на Галине Серебряковой. Они случайно встретятся в Кисловодске, и фиалковоглазая Марья Васильевна будет из ревности стреляться под Кисловодским мостом, хотя и сама-то, прямо скажем, в тот сезон отчаянно флиртовала с Микояном.

Григорий Яковлевич влюбился. Жизнь супругов была увлекательной: Григорий Яковлевич начал учить девятнадцатилетнюю жену французскому и подвигнул к писанию книг. Причем последнего добился следующим образом: запирал жену в ванной, бросал ей туда бумагу и говорил (видимо, через дверь): "Пиши, ты талантлива!"

Так как Сокольников в принципе не был деспотом и домашним тираном, естественно сделать вывод, что Сокольникова была чрезвычайно ленива. Еще она была чрезвычайно красива. Избалована. Производила впечатление хрупкой и легко ранимой натуры.

Галина Серебрякова сыграла такую особенную роль в судьбе Сокольникова, что заслужила краткого жизнеописания

Она была на шестнадцать лет моложе мужа. Ее мать, Бронислава Красутская, в большей степени ровня Сокольникову: у них один, как сказали бы сейчас, психологический тип. В те деньки, когда юный повстанец Сокольников зарабатывал себе первую отсидку в Бутырках, Бронислава Сигизмундовна, будучи тяжела, то есть готовясь подарить мужу маленького ангела Галину, таскала в муфте прокламации.

Незадолго до прокламаций у Брониславы Сигизмундовны был побег из приличной семьи прямо в революционные объятия студента-медика Бык-Бека.[Бык-Бек Иосиф Моисеевич. Род.18.10.1882, г.Сквира Киевской губ., еврей, член ВКП(б) по 1935, директор курортного треста Восточно-Сибирского крайздравотдела, прож.: г.Москва, ул.Кропоткина, 40 - 77. Арест. 10.07.1936. Приговорен ВКВС 05.10.1936, обв.: к.-р. и тер. деятельность. Расстрелян 05.10.1936. Определением ВКВС от 2.12.1958 реабилитирован]

Когда началась гражданская война, Бронислава и ее муж ушли на гражданскую войну. И взяли с собой Галину. В 1928 году незадачливый заговорщик Бриллиант (история с попыткой аннулировать пост генсека) был отправлен советским полпредом в Лондон. Хоть и третьим классом, а объездили всю Европу. Жили в рыбачьих деревушках, в тишайших городках. Славная, счастливая жизнь. Которая, естественно, скоро кончилась -- но чем?

Дико сказать: маленький ангел Галина написала книгу про Англию, и ей не терпелось ее опубликовать. По настоянию жены Сокольников попросился в Москву. А между тем в парижской газете кадета Милюкова уже была опубликована пространная статья "Сталин и Сокольников", в которой нарком противопоставлялся вождю как адепт цивилизованного большевизма по контрасту с самым дремучим.

Сокольников статью читал и сказал мельком, что Сталин, конечно, эту статью не простит. И -- отправился проситься в Россию. Где и нашел свою смерть от рук лагерного уголовника. Есть занятная английская поговорка: мол, не надо есть весь окорок, чтобы понять, что ветчина испорчена. А Сокольников мало что весь кусок съел, так еще и добавки попросил!

А ведь уже шел 1932 год, и Сокольников, хоть и не преуспел в интриге, так ведь не дурак

Осмелимся предположить, что не заикнулся он о нежелании возвращаться, потому что боялся потерять жену. Или того, что ее духовный мир будет разрушен. Как Карфаген.

Если бы только Григорий Яковлевич знал, что Галина переживет его гибель, снова выйдет в ссылке замуж и уже с новым мужем получит новый срок. Родит ребенка от заключенного, очутившись на поселении, поставит условие жаждущим поселенцам: "Буду жить с тем, кто усыновит моего ребенка".

Реабилитировавшись, продолжит писать морализаторские книги и революционные биографии. В одиночестве она не жила никогда. Такая стойкость достойна преклонения. Подобная жажда жизни восхищает. Духовный мир такой степени прочности нельзя разрушить даже прямым попаданием ракеты "земля-земля".
Наверное, они просто не поняли друг друга...

У читателя может возникнуть впечатление, что гениальный финансист был, по словам Владимира Ильича, "великим путаником" и ошибался на каждой партийной разборке. Нет, он не ошибался. Гаря (как называла его жена, обожавшая давать идиотские прозвища) Бриллиант не ошибался -- он проигрывал.
И в конце концов умер от любви.

Источник


Емельян Михайлович Ярославский — псевдоним, настоящая — Губельман Миней Израилевич (1878-1943).

В истории древнего народа Израиля, еще задолго до появления губельманов, при жизни и после его смерти их, всегда нет, нет, да появлялись рьяные «католики», главной целью которых было превзойти в «католицизме» папу римского. Так вот, этот один из тех губельманов «раз и навсегда» отмежевавшихся от своего еврейского происхождения, не только отбросив подальше свое подлинное имя, но и все то, что он по идее должен был, желая этого или не желая, унаследовать от своих предков

Доносы Губельмана М. И. не были делом стукачества. Нет, этого мы сказать не можем. Губельман М. И. многие годы состоял в чистилище партии – Центральной Контрольной Комиссии (ЦКК) при ЦК партии. Если он писал донос, то эта бумага была партийным документом и как бы, то выражала интересы партии.

Жизнь Губельмана М. И в 1921-1943 гг. была посвящена служению зла. На этой службе он и умер в военном 1943 году.

Письмо, которое писал Губельман М. И., было адресовано Орджоникидзе Г. К. — председателю ЦКК, наркому Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) СССР. Здесь писалось о многом, даже о том, о чем автор письма имел самое смутное понятие. И вот, вдруг, беспричинно во всякую несуразную всячину, врывается донос такого содержания:

«В частности, я хотел бы спросить тебя, что ты думаешь о таких тратах, какие позволяет себе Сокольников в Лондоне, устраивая за счет государства, за 4000 рублей золотом спальню своей бабе в Лондоне. Я посылаю тебе проект письма, составленный мне для Лычева по этому поводу.
 
Павлуновский боится, что Лычев может понять это письмо как полномочие контролировать действия полпреда. Но если член ЦКК, посаженный нами в Лондоне, не может по-большевистски отдернуть за такие барские прихоти, хотя бы полпреда, то на кой черт он нам вообще нужен?!»

Мы не знаем, чем руководствовались составители и издатели «Советское руководство…» вынеся на свои страницы пасквиль Ярославского-Губельмана. Мало того, там не решились прокомментировать эту публикацию, что сделано в отношении других публикаций. У нас нет желаний, исправлять эти упущения. Но мы полагаем, что нам следует все же сказать несколько слов по поводу этого случая.

Во-первых, донос Ярославского-Губельмана агрессивен. Не исключено, что указанная сумма на покупку «спальни для бабы» явно преувеличена. Трудно себе представить, что можно было купить в Лондоне в 1930 году за 4000 советских «деревянных рублей" золотом, Много это или мало? А может быть Ярославский-Губельман полагал, что, отправляясь полпредом СССР в Лондон, Сокольников Г. Я. должен был, покидая Советский Союз прихватить «для своей бабы»
сваренную из железных труб кровать, фанерные шкафы и т. п.

Но видимо доносу Ярославского- Губельмана не придали желаемого значения. Сокольников Г. Я. оставался в Лондоне до 1932 г. а затем возвратился в СССР, где был повышен в должности, став заместителем наркома и членом коллегии НКИД СССР.

И все-таки донос Ярославского-Губельмана мог неблагоприятные последствия для Сокольников Г. Я. в последующие годы. Мало того, как видим, и в наше время донос использован с определенной целью, но пользователи его не решились сказать об этом вслух именно с какой.

Но вернемся к источникам, о которых говорилось несколько выше в биографической справке Сокольников Г. Я. В них, по крайней мере, нами замечено четыре несоответствия:

а) В «Известия ЦК КППС» 1989, № 9, утверждается, что Сокольников Г. Я. был наркомом финансов РСФСР

В МСЭ 1-е издание 1928-1931 гг., т. е. за 60 лет до этого, утверждалось, что Сокольников Г. Я. был наркомом финансов СССР

В той же МСЭ, утверждается, что Сокольников Г. Я. был членом РВС член РВС 2-й, 9-й, 13-й и 8-й армий

В «ГВиВИ» 1983 г. издания, Сокольников Г. Я. значится членом РВС 8-й армии (19. 09 – 22. 11 1918); 9-й (2. 12 1918– 7. 02 1919); 13-й не значится; и 8-й армии — врид командующего войсками (12. 10 1919 – 20. 03 1920).

В «ГВиВИ», Сокольников Г. Я. значится членом РВС Южного фронта (1. 12 1918 - 6. 10 1919) и позже — командующим войсками Туркестанского фронта (10.09 1920 - 8. 03 1921), что вовсе отсутствует в МСЭ (Я. М.).

"Наркомфинянин" (В.Г. Сокольников) (1888-1939)


На Западе его звали "советским Витте. Знаменитый "конвертируемый червонец" и сложнейшая денежная реформа 1922-1924 годов принесли ему заслуженное уважение финансистов всего мира и искреннюю благодарность соотечественников.

Сын коллежского советника, известного врача и владельца большой аптеки на Трубной площади, он, уверовав в большевистскую правду выдал семейные драгоценности чекистам и сам участвовал в их экспроприации из маминой спальни. Он обратил Бутырку себе на пользу - постигал экономику, философию, историю, перечитав кучу книг; лепил фигуры из хлеба чтобы играть в шахматы, и углублял понимание проблем эмпириомонизма и диалектики в тюремной бане, дискутируя их в плотных слоях пара под плеск воды и стук деревянных шаек. Видимо, прав был Ленин, называя его "любителем парадоксов".

Григорий Яковлевич Сокольников родился в Полтавской губернии, в семье врача. После переезда в Москву поступил в классическую московскую гимназию, где преподавали латынь и древнегреческий. Увлекался кружками самообразования, которые стихийно перерастали в кружки политические, стал студентом Московского Императорского университета. В 1905-м вступил в московскую организацию большевиков и через два года был арестован за участие в большевистском собрании, в результате чего просидел несколько дней в Сокольнической части. Она-то и определила его партийную кличку Сокольников. Отбывая наказание в Бутырке, он подметал Долгоруковскую улицу вместе с уголовными. За отказ снять шапку перед начальником тюрьмы был посажен в подвальный карцер, закован в кандалы и переведен на положение каторжанина. К счастью, случилось это незадолго до его отправки на поселение в Сибирь, откуда через шесть недель он бежал, переправился через границу и осенью поселился в Париже, где окончил юридический факультет Сорбонны и курс доктората экономических наук.

Вернувшись в Россию после Февральской революции с первой группой эмигрантов, он вошел в пятерку самых главных большевиков (правда не надолго!), оставаясь младшим среди них, и весной 1918-го был делегирован для подписания Брестского мира. Ему было суждено провести национализацию, реорганизацию и слияние коммерческих банков, становлению которых отдавал свои силы Витте, а потом принять участие в революционной перестройке Государственного банка.

В апреле 1920 года за "мужество" и "выдающееся единоличное командование войсками" в гражданской войне его наградили одним из первых орденов Красного Знамени. Быть может, поэтому Сокольников искренне верил, что лучшее в своей жизни он сделал в ту пору.

Когда его в качестве главного представителя России в Средней Азии направили в Туркестан для борьбы с местным бандитизмом, он успешно осуществил свои первые экспери-менты в практической экономике - провел денежную реформу, ввел свободную торговлю на базарах и отменил всеобщую натуральную трудовую повинность.

Финансовое состояние государства в 1921 году было поистине катастрофическим, Политика экономического, террора против всего частного капитала окончательно провалилась, денежный голод покрывался исключительно за счет прогрессирующей эмиссии. К октябрю рубль обесценился в 50 000 раз, В этой чрезвычайно сложной ситуации Сокольников возглавил финансовое направление перехода к нэпу. Даже его оппоненты отмечали, что, обладая теоретической подготовкой, умом, волей и чутьем к жизни, он великолепно пригоден к решению задачи скорейшего оздоро-вления государственного бюджета и стабилизации рубля.

Для успеха дела Григорий Сокольников считал важным увеличить товарооборот (путем развития внутренней, внешней, кооперативной и частной торговли), умень-шить бюджетный дефицит (а в перспективе полностью его ликвидировать за счет резкого сокращения расходов), всемерно увеличить доходы, развить налоговую систему, остановить безудержную денежную эмиссию. Он был убежден, что с этой целью необходимо стать "Плюшкиным в кубе" и безотлагательно провести денежную реформу Ее основу он видел в появлении твердой валюты ("золотой" червонец, "золотой" рубль) и в новой банковской системе, а также во всемерном развитии сельского хозяйства, промышленности, торговли и внешнеэкономической деятельности.

К разработке проекта реформы Сокольников сумел привлечь финансовых светил старой России (талантливых ученых-теоретиков и многоопытных чиновников) и, главное, обеспечить им все условия для результативной работы. Он одержал неслы-ханную победу всего за два с половиной года.

В ноябре 1921 года Сокольников становится членом коллегии Наркомфина. практически сразу же заместителем главы этого комитета, а осенью 1922 года получает портфель самого наркома финансов. В первый же год работы он создает теорию твердой валю-ты - "гарантированного рубля". Ему удается осуществить две деноминации (1922 год - в 10 000 раз, 1923 год - еще в 100 раз); выпустить в конце 1922 года бумажные червонцы, обеспеченные золотом на сумму 500 млн рублей; выпустить облигации первых натуральных займов (хлебного и сахарного), следом за ними - первого займа в червонной валюте, шестипроцентного золотого выигрышного займа, на облигациях которого стоят подписи Ленина (единственный с его подписью заем) и Сокольникова; постепенно червонной, валютой вытеснить хождение совзнаков и ввести в обращение серебряную и медную монеты (пробой и массой аналогичных царским). В 1924 году новый золотой рубль полностью утвердился и заменил собой 50 тысяч рублей образца 192 3 года, или 50 млрд. рублей выпуска 1921 и предыдущих годов. Стараниями Г. Я. Сокольникова эффективно заработала банковская система, на новой основе возникло сберегательное, страховое и биржевое дело, разрешены свободный ввоз и вывоз инвалюты, золота, червонцев (во всяком случае, с весьма разумными ограничениями), проведена серия госзаймов (пока принудительных, но уже на коммерческой основе).

Только благодаря его усилиям в 1924-25 годах советский червонец приобретал все больший авторитет на биржах внутри и вне СССР (даже в странах, с которыми не было официальных отношений). Его стараниями была создана действенная финан-совая система, способная привести к колоссальному росту производства в стране. Один видный английский финансист и промышленник во всеуслышание заявил:

"Великолепный пример, вызывающий восхищение у всякого непредвзято мыслящего человека, преодоления страшных затруднений по сбалансированию государственного бюджета и стабилизации валюты показал Комиссариат финансов. Потребовалось немало усилий, мужества и предвидения в условиях финансово-промышленного хаоса, в котором находилась страна еще недавно, чтобы постепенно заменить работу печатного станка поступлениями от налогов и доходами, а затем суметь в государственном бюджете текущего года не только свести концы с концами, но сделать это без обращения к тому же печатному станку... Комиссариат финансов идет по пути, который не может не вызывать признания у самого консер-вативного правительства".

Однако, вопреки здравому смыслу, в 1925 году экономическая политика страны стала резко меняться. Скорее всего причиной оказалась смена вождей. Выступления Сокольникова против введения должности генерального секретаря и за возвращение к ленинской системе Политбюро было достаточно, чтобы испортить его отношения со Сталиным, В январе 1926 года Г. Я. Сокольникова снимают с должности наркома финансов.

Его принципиальные разногласия со Сталиным по крестьянскому вопросу подливали масла в огонь, и в конце концов Сокольникова стали методично вытеснять со всех официальных постов в сфере финансов, направляя его официальным представителем то в Америку, то в Австрию, то в Китай, то в Англию.

Личность Григория Яковлевича была, несомненно, незаурядной. Остроумный полемист, прекрасный оратор, блистательный лектор, он намеренно сохранял дистанцию в общении с людьми. Он мог производить впечатление человека надменного, гордого, чопорного, с большим самомнением, но при этом неизменно вызывал к себе почтительное уважение, и никто не мог не оценить его поразительно обширных знаний и таланта государственного мужа. Он не любил праздности и пустословия, обожал классическую музыку и даже сам неплохо играл на рояле, увлекался живописью, театром, был страстным библиофилом, играл в шахматы и теннис, С юности был в приятельских отношениях с Борисом Пастернаком. В его гостеприимной квартире не раз останавливался Дмитрий Шостакович, охотно приходили по первому зову самые крупные знаменитости - поэты, писатели, скульпторы, композиторы и музыканты, великие актеры и режиссеры, известные военачальники. Мухина, Демьян Бедный, Толстой, Завадский, Бабель, Нежданова, Голованов. Прокофьев, Блюхер, Тухачевский, Сельвинский, Багрицкий, Эренбург составили тесный круг друзей его дома.

Будучи женатым второй раз, Григорий Яковлевич страстно влюбился в Галину Серебрякову (будущую известную советскую писательницу), чрезвычайно красивую, эмоциональную, девятнадцатилетнюю. Решительно разрубив все "узлы", он женился на ней, обучил ее французскому, пристрастил к писанию книг, обнаружив в ней талант, и окунулся в увлекательную и счастливую жизнь. Это было в 1926 году.

В 1929 году "гордый наркомфинянин" (как назвал его художник Дени в своем дружеском шарже) стал подвергаться откровенному гонению. Очевидно, Иосиф Виссарионович счел пятилетний срок достаточным, чтобы его действам не выглядели местью. Народного комиссара обвиняли во фракционизме и полной беспринципности.

Ситуация осложнялась тем, что зарубежная пресса активно муссировала тему "Сталин и Сокольников". Читая дифирамбы в свой адрес, полпред не мог скрыть беспокойства, близкого к отчаянию, так как знал, что Сталин этого никогда не простит!

Началом конца стала январская партконференция 1934 года, где Сокольников подвергся настоящей обструкции за "ошибки в области индустриализации", позже - за участие в троцкистско-зиновьевском центре. Арестовали его 2б июля, пытали, шантажировали. В течение почти месяца он отрицал свою вину, но потом, беспокоясь о судьбе семьи, "признался". Обвинения росли, добавлялись новые подробности джентльменского набора "преступлений".

В январе на судебном процессе он "признался" в измене, вредительстве, подготовке террористических актов. Присутствовавший на этом страшном спектакле журналист писал: "Бледное лицо, скорбные глаза, черный лондонский костюм. Он как бы носит траур по самому себе". Григория Сокольникова приговорили к 10 годам заключения. Однако Сталин не собирался бескорыстно дарить жизнь "своему другу". Летом его вновь вызвали в Москву для дачи показаний против Бухарина, Рыкова и других. Он не поехал. "Упрямый нарком" был "случайно" убит 21 мая 1939 года в тобольской тюрьме. Он был одним из самых интеллигентных большевиков
Источник

www.pseudology.org