Москва, 2000

Сергей Валентинович Анчуков

Тайны мятеж-войны: Россия на рубеже столетий
Перманентная война... или “война с продолжением”
русско-финский конфликт 1918-1944 гг.
Глава 10
Группа ученых, приближенная к “правым силам” и выдающая себя за элиту общества в сотрудничестве с институтом “исследования проблем переходного периода”, в начала лета предложила и упорно продвигает “свое видение решения проблем Вооруженных Сил”. Естественно, что официальные структуры выразили желание обсудить проблему в узком кругу, при участии Е.Т. Гайдара, руководства Совбеза и МО.
 
Подробности изложены в “Новых известиях” 18 октября 2001 года в статье с подзаголовком “в Совбезе появились не только “ястребы”, но и “голуби”. Из нее следует, что “Путин почти согласен с предложениями СПС и готов к утверждению соответствующего указа”.

Соображения и тех и других известны, и нет нужды пересказывать все сказанное, занимая внимание читателей. Но проекты и предложения ученых института переходного периода, академии военных наук и ведущих экспертов Госдумы дают повод для невеселых размышлений о проблеме ВС в частности, а так же о российской науке вообще и власти в целом.

Невольно на ум приходит рассказ А.П. Чехова "Письмо ученому соседу". Не буду пересказывать его содержание (каждый грамотный и любопытный читатель может с ним ознакомиться в ближайшей библиотеке). Оставим из рассказа Антона Павловича только то, что могло бы послужить введением к повествованию о прожектах онаученных (точнее прикормленных деньгами СПС) “колхозов-академий” под названием "гибель России".

Егорушка… мой свет…

"Не могу умолчать и не терплю когда ученые неправильно мыслят в уме своем и не могу не возразить Вам... Извените и простите меня старого старикашку и нелепую душу человеческую за то, что осмеливаюсь Вас беспокоить своим жалким письменным лепетом. Вот уж целый год прошел как Вы изволили поселиться в нашей части света по соседству со мной мелким человечиком, а я все еще не знаю Вас, а Вы меня стрекозу жалкую не знаете… Давно искал я случая познакомиться с Вами, жаждал, потому что наука в некотором роде мать наша родная, все одно как и цивилизацыя и потому что сердечно уважаю тех людей, знаменитое имя и звание которых увенчанное ореолом популярной славы, лаврами, кимвалами, орденами, лентами и аттестатами гремит как гром и молния по всем частям вселенного мира сего видимого и невидимого т. е. подлунного. Я не согласен с о. Герасимом касательно Ваших умственных идей, потому что живу и питаюсь одной только наукой, которую провидение дало роду человеческому для вырытия из недр мира видимого и невидимого драгоценных металлов, металоидов и бриллиантов, но все-таки простите меня, батюшка, насекомого еле видимого, если я осмелюсь опровергнуть по-стариковски некоторые Ваши идеи касательно естества природы. Вы сочинили сочинение, в котором изволили изложить не весьма существенные идеи на щот людей и их первородного состояния и допотопного бытия. Вы изволили сочинить что человек произошел от обезьянских племен мартышек орангуташек и т. п. Простите меня старичка, но я с Вами касательно этого важного пункта не согласен и могу Вам запятую поставить. Ибо, если бы человек, властитель мира, умнейшее из дыхательных существ, происходил от глупой и невежественной обезьяны то у него был бы хвост и дикий голос. Если бы мы происходили от обезьян, то нас теперь водили бы по городам Цыганы на показ и мы платили бы деньги за показ друг друга, танцуя по приказу Цыгана или сидя за решеткой в зверинце… Вы сочинили и напечатали в своем умном соченении, как сказал мне о. Герасим, что будто бы на самом величайшем светиле, на солнце, есть черные пятнушки. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Приежжайте ко мне дорогой соседушко, ей-богу. Откроем что-нибудь вместе, литературой займемся, и Вы меня поганенького вычислениям различным поучите."

Может, быть мы действительно стали обезъянами… и новые "Цыганы водят нас по площадям и циркам" на показ мировой общественности?

Впрочем, перейдем к делу…

Общие замечания по поводу "предложений". С точки зрения предложенного способа решения проблемы военного реформирования предложения "института исследования проблем переходного периода", разработанные выдающимися учеными Академии военных наук представляют известный интерес, и не только для общественности. Нет никакого сомнения в том, что они (предложения) заслуживают внимательного изучения специалистами не только СБ и министерства обороны, но и Совета безопасности при Президенте РФ. Можно согласиться с выводами авторов о том, что “переход к комплектованию Вооруженных Сил на чисто контрактной основе, по меньшей мере, в ближайшие годы, является невозможным и нецелесообразным”.

Можно согласиться с оценками роли "военно-обученных ресурсов, как важнейшего фактора сдерживания внешних угроз” и основы формирования массовой армии военного времени. И нисколько не преувеличивая значения реформ стоит отметить, что изменение системы комплектования ВС является ее главным звеном в настоящем и в перспективе ближайших 10 лет. Нет никакого сомнения в том, что с точки зрения задач мобилизации и мобилизационной подготовки система комплектования остается важнейшим фактором, определяющим условия формирования Вооруженных сил.
 
Не менее важно то, что изменение системы комплектования сегодня приобретает особый политический смысл, поскольку армия действительно приобретает черты "рабоче-крестьянской", формируется личным составом из "бедных" и представляет собой социально опасный институт для "богатых".

Авторы совершенно справедливо отмечают, что “поспешный переход не учитывал бы реальных потребностей России в сфере обороны…, требовал бы значительных финансовых затрат, и создал бы дополнительное трудности" в формировании бюджета Российской Федерации”.

Что называется, созрели даже такие фрукты, как…Е. Гайдар.

Пожалуй, это и есть самое главное в изысканиях института изучения проблем переходного периода и гареевской академии.

Последнему двоечнику ясно, что Россия не способна содержать современные ВС, аналогичные по возможностям и численности армиям НАТО и КНР. Возможно, что с точки зрения богатых в этом "нет никакой необходимости" - содержать армию вообще. Однако не секрет, что некоторые "цивилизованные страны мира" и впредь намерены решать проблемы с использованием "массовых армий" и высокоточных средств. Но в силу ряда других причин, в том числе реформ под руководством "известных деятелей от экономики и ученых", именно здесь наметилось отставание РФ, “если не на всегда, то на долго”.

Как нам представляется, с этим тезисом никто спорить не будет, даже наши ученые соседи" из АВН под руководством М. Гареева.

Замечания по существу проблемы

Может показаться, что оставляя в неведении читателей о содержании предложений, в своих суждениях оппоненты Гайдару не вполне адекватно оценивают доводы и аргументы авторов проекта в пользу "новой системы комплектования". Однако это не значит, что пишущий эти строки не имеет своего мнения по существу проблемы, а для читателей будет недостаточным приведение "закавыченных слов и выражений", из которых нетрудно понять суть новаций деятелей СПС. Дело другое, что по разным причинам, в том числе политического характера, а так же по соображениям секретности, прочие варианты по сию пору не востребованы политическим руководством и законодателями, неизвестны широкой российской и мировой общественности.

А собственно много ли будет проку от осведомленности всякого рода НАТОвских прилипал о военно-стратегических аспектах действия существующей и перспективной системы комплектования и зачем с ними делиться новациями, действительно достойными внимания с точки зрения обеспечения безопасности?

И тем не менее, необходимо политическое (государственное) решение вопроса и, конечно, следует определиться в "направлениях строительства военной организации государства" на первую четверть ХХ1 столетия, а не до ближайших президентских выборов, руководствуясь только популистскими соображениями.

Будем исходить из того, что помимо "важнейших задач по борьбе с сепаратизмом и терроризмом" в антитеррористических операциях полицейского типа, существуют задачи сдерживания полномасштабной агрессии стратегическими группировками Вооруженных Сил, которые собственно для этого и предназначены. Это действительно подразумевает наличие “значительного по масштабам военно-обученного резерва”, источником пополнения которого в настоящее время является военная служба, а численность ВС военного времени не сопоставима с численностью войск мирного времени. Известно, что формирование ВС военного времени регламентировано мобилизационными планами, которые пока имеют силу закона. Выполнение планов развертывания группировок требует соответствующей подготовки и гарантированного отмобилизования войск. В том числе с учетом крайне "ограниченных финансовых возможностей РФ" и в любых условиях стратегической и социально политической обстановки.

Если будет принято политическое решение на коренное изменение системы комплектования и ликвидацию существующей базы мобилизационного развертывания ВС (что, не вполне соответствует требованиям безопасности России, даже с учетом опыта, например, США), то в этом случае было бы возможно "постепенно перейти на комплектование ВС преимущественно по контракту". Но пока это фантазии ученых и “правых сил”, основанные на общественном мнении и данных ВЦИОМ, а также соображения специалистов, разогретых соответствующими валютными вливаниями заинтересованных в реформах лиц.

С точки зрения здравых оценок ситуации, опасность войны для РФ все же существует и в перспективе может превратиться в прямую угрозу развязывания, по меньшей мере, агрессии локального типа. Тем более, что "военная реформа дело серьезное, и ее направления не могут определяться референдумом", а слабость может породить только агрессию.

2
 
Конечно, для тех, кто спит и видит себя в "цивилизованном обществе передовых стран мира" (например, в США) это не аргумент. Отсюда - соответствующие предложения. Не будем спорить с тем, что "изменения нужны", - поскольку под мудрым руководством либерал-реформаторов "заехали так далеко, что нужно искать радикальные средства выхода из тупика".

Но в своих "иновационных предложениях" уважаемые ученые, не слишком утруждая себя доказательствами, не учитывают ряд обстоятельств военно-стратегического характера, особенностей содержания видов, сложившейся и, как нам кажется не такой уж плохой, системы военного образования. Они не учитывают необходимость содержания в ВС (численностью 1 миллион военнослужащих) значительного количества вооружения в боеготовом (исправном) состоянии и подготовки не менее значительных военнообученных ресурсов для приведения его (вооружения) в действие в случае войны. Для этого нужны не только профессионалы-специалисты, но и вполне определенное (смеем заметить немалое) количество переменного состава в штатах боевых войск именно для накопления военнообученного резерва.

Кроме того, авторы предложений не учитывают или умалчивают о том, что военная организация РФ кроме МО насчитывает еще более десятка ведомств с численностью военнослужащих порядка 600 тысяч человек.

По всей видимости, авторы проекта не вполне представляют, что такое численность ВС и всех аспектов перехода на предлагаемые сроки военной службы по призыву. В соответствии с их предложениями и расчетами ежегодный призыв для ВС в 2004 году составит около 300 тысяч (152 тыс. х 2), это в то время как сегодня - не превышает 250 тысяч. Одновременно в войска других министерств и ведомств призывается ежегодно еще не менее 50-60 тысяч. При этом изъятие ресурсов по призыву составляет максимум 13% от потенциальной численности призывников очередного года.
 
Это совершенно невероятная цифра. Даже в Германии и Швеции призывается от 60 до 80 процентов призывников очередного года. При существующей ныне системе льгот и отсрочек в перспективе обеспечить призыв на военную службу 50% юношей призывного возраста даже на 6 месяцев представляется более чем затруднительным. Тем более это представляется утопией, если знать, что к 2010 году контингент очередного года призыва снизится почти в 2 раза по отношению к 2000 году, и не превысит 700 тысяч человек.

Сам по себе срок службы – 6 месяцев, определенный для призывников авторами предложений, является беспрецедентным не только для России. Практически ни в одной из "цивилизованных стран" мира с системой комплектования подобной нашей ничего подобного не догадались учинить. Нельзя же всерьез рассматривать в качестве примера Швецию и Швейцарию в Европе и Сингапур в Азии.

3
 
Опыт показывает, что обучение специалистов и сержантов в учебных центрах это полдела. Настоящими специалистами их делает последующая служба в боевых войсках минимум в течение полугода. Нет сомнения в том, что за 6 месяцев службы в учебных центрах подготовить специалиста запаса для ВС практически невозможно, а сами учебные центры не могут быть основой для развертывания войск, выполняя одновременно функции “школы младших специалистов, баз хранения ВВТ и формирователей боевых соединений" с огромным объемом мобилизационных задач.
 
В самом деле, ни один здравомыслящий руководитель в сфере экономики не базирует производственную деятельность предприятия на использовании только выпускников ПТУ. Для выполнения планов нужны кадровые рабочие и ИТР, которые и являются в полном смысле профессионалами, после овладения специальностью в реальном производстве, а не в “школе”, как представляют авторы проекта.
 
Не исключение и ВС, оснащенные сложнейшей техникой, с весьма специфическими “технологиями военного производства”, говоря языком экономистов. И никакого тут противоречия нет, поскольку речь идет не только о выполнении боевых задач в мирное время, но и применении ВС в штатной численности военного времени, значительно превышающей численность войск, существующих в мирное время в сокращенных штатах.

И если в ВС РФ еще не растерян опыт подготовки высококлассных специалистов по основным ВУС в течение года службы по призыву, то почему, расчет должен строиться на использовании "условно военно-обученного ресурса", который будет готовиться в невиданных ранее учебных центрах? Для того чтобы в случае чего, сформировать "условно боеготовые войска" и бросить их на растерзание профессионалов? Кстати говоря, в достаточном количестве существующих уже в мирное время, например, в НАТО?

Предположим невероятное, призыв в объеме 350 тысяч будет обеспечен, и даже, за счет сверх интенсификации боевой подготовки выпусков учебных центров военнообученный резерв ВС будет ежегодно восполняться "качественно подготовленными за 6 месяцев военнообязанными запаса". Но будет ли это удовлетворять условиям формирования военно-обученного ресурса в необходимом для ВС военного времени объеме?

Простые расчеты показывают, что в случае принятия предлагаемой системы комплектования накопленный военно-обученный резерв 1 разряда не позволит рассчитывать на отмобилизование войск в установленные сроки и с высоким качеством, поскольку гарантией этого является превышение ресурсов в районах комплектования над потребностями не менее чем в 2-2,5 раза. Уже сегодня по этим показателям можно ставить под сомнение возможность отмобилизования войск для создания оперативно-стратегических (оперативных) группировок. Очевидно, что в случае снижения численности военнообязанных запаса можно говорить о нецелесообразности содержания по меньшей мере двух третей существующего состава ВС.

4
 
Вполне логично задать вопрос: каким образом можно сконцентрировать ресурсы в районах отмобилизования при огромной миграции населения, при современной схеме базирования войск? В самом деле, войска, как правило, располагаются не там, где удобно, а там где необходимо, в местах весьма удаленных от цивилизации. И это вполне объяснимо с точки зрения оценки угроз, но не совпадает с требованием обеспечения удобства службы потенциальных защитников отечества. Для формирования мобресурсов в нужном объеме и качестве, необходимо сохранить целенаправленный призыв и экстерриториальный принцип комплектования, а их восполнение планировать в объеме не менее 400-450 тысяч ежегодно. Не трудно заметить, что последние 10 лет эти требования не выполняются, в том числе по причине неоднократного изменения системы комплектования, не вполне обоснованного сокращения численности ВС и сложившихся вопиющих диспропорций в категориях личного состава.

Не трудно понять, что предложенная авторами проекта схема комплектования ВС не удовлетворяет требованиям, по крайней мере, по нескольким важнейшим показателям: по объему и качеству военно-обученного ресурса, а так же по возможностям призыва.

Стоит отметить, что численность “учебных центров” (с учетом переменного и постоянного состава) будет не менее 200 тысяч, в то время как численность контрактников (рядового и сержантского состава) в боевых войсках будет, по мнению авторов проекта, не менее 400 тысяч человек. В настоящее время как известно ситуация несколько иная: в ВС содержится не более 150 тысяч контрактников и только около 500 тысяч солдат (сержантов) по призыву из расчета двух лет службы.

Очевидно, что авторы не вполне представляют структуру численности ВС. Исходя из их расчетов в "боевых войсках" (при численности 800 тысяч военнослужащих, исключая численность учебных центров) будет содержаться 400 тысяч офицеров, прапорщиков и курсантов ВУЗов МО. Численность последних ориентировочно можно определить в 50 тысяч. Таким образом, "боевых, регулярных войсках" будут содержаться в преобладающем количестве командный состав среднего и высшего звена (порядка 350 тысяч офицеров и прапорщиков), что подразумевает почти равное соотношении с ним рядового (сержантского) состава по контракту.

Возможно ли это, если сегодня в ВС содержится около 43% офицеров и прапорщиков, 52% рядовых и сержантов (в том числе 12% контрактников), а нормальный баланс численности по этим категориям характеризуется соотношением офицеров и рядовых (сержантов) как один к четырем?

В отмобилизованных до штатов военного времени войсках этот показатель составляет примерно 6-7 рядовых на одного офицера.

Очевидно, что при расчетном "балансе численности" не может быть и речи о полностью боеготовых "регулярных (по терминологии авторов проекта) войсках", а сами уважаемые исследователи и эксперты не вполне представляют сложную систему под названием "Вооруженные силы" не только с точки зрения практики, но и теории вопроса.
 
5

Приведу только один пример. Для охраны и обороны штатного ВВТ, заскладированных боеприпасов и других МТС, военных городков и обеспечения жизнедеятельности войск ежедневно заступает в караул и наряд около 86 тысяч рядовых и сержантов срочной службы. С учетом текущего некомплекта в конкретной части создать три смены наряда весьма сложно. Именно поэтому солдат в средней воинской части ходит в наряд “через день на ремень”. Нагрузка на солдата настолько высокая, что неподготовленная психика не дает никаких оснований для бесконфликтной службы.
 
И дело здесь не в офицерах – им по уставу, как и сержантам не положено ходить на пост в качестве караульного наравне с рядовыми. Но были времена когда капитаны охраняли склады с картошкой, майоры ходили разводящими, а “директорами караулов” по полмесяца бессменно стояли подполковники – в войсках образца 1995 года просто не было личного состава.
 
Результат таких реформаторских подходов - полное разрушение ВС и, если хотите -безопасного хранения огромного количества вооружения и боеприпасов. К чему это ведет наверное не нужно пояснять, пример Чечни, где была разграблена брошенная на произвол судьбы часть запасов центра и вооружение двух дивизий в этом смысле показателен для всей РФ.
 
Есть причина для беспокойства - даже если 10% стрелкового вооружения из числа брошенного на произвол судьбы запаса будет разграблено, то это будет означать террор-войну с действительно неведомыми для реформаторов последствиями. Это вам не кабинетная возня по ликвидации естественных для России монополий, а неуправляемый процесс уничтожения сотен тысяч людей без смысла и сожаления.

Можно вспомнить и более отдаленные времена, когда был провозглашены лозунги “Превратим войну империалистическую в войну освободительную” и “Мир народам”. Что из этого получилось известно – четырехлетняя гражданская война вооруженного народа, который совершенно обоснованно не спешил расставаться с винтовкой против буржуазии.
 
Сегодня времена иные, как бы огромное количество бесхозного вооружения при всеобщей демобилизации не оказались в руках деклассированных элементов и деструктивных сил. Перспективы войны на территории в 17 миллионов квадратных километров открываются замечательные и неведомо это только для Е.Т. Гайдара с его экспертами.

Однако вернемся к анализу предложений нашего ученого соседа

В соответствии с расчетами авторов проекта численность контрактников к 2004 году возрастет на 250 тысяч по сравнению с тем, что имеется сегодня, т.е. примерно до 400 тысяч. Без учета планируемого повышения денежного содержания всем прочим категориям военнослужащих, только увеличение численности контрактников потребует при прочих равных условиях повышения ассигнований на содержание этой категории военнослужащих на 13 млрд. рублей ежегодно, а всех прочих еще не менее чем – на 40 миллиардов. (В настоящее время расходы на все виды довольствие для военнослужащих составляют около 50 миллиардов и при этом офицеры обеспечены ниже “уровня бедности”)
 
Итого довольствие личного состава по всем видам будет стоить по минимуму 100 миллиардов. Стоимость создания жилого фонда и модернизации казарм для содержания контрактников по нашим данным это будет стоить еще не менее 4-5 миллиардов в расчете на год.

Кроме того, должна возрасти “интенсивность боевой подготовки” как регулярных войск, так и будущих военнообязанных запаса в учебных центрах, что потребует повышения расходов по этому разделу не менее чем в 1,5-2 раза, что составит не менее 42 миллиардов рублей. (В настоящее время на боевую подготовку в 2001 запланированы расходы в объеме 29 миллиардов рублей, и это едва обеспечивает безопасный минимум подготовки личного состава)

Очевидно, что уже в 2004 г (как заявляют реформаторы) расходы только на содержание войск в расчете на год будет необходимо увеличить с 91 миллиарда рублей до 240 миллиардов, т.е. не менее чем в 2,5 раза по сравнению с уровнем 2001 года.
 
Это в то время как в 2001 году весь военный бюджет, включая расходы на закупки вооружения (около 67 миллиардов), на НИОКР и капстроительство, едва превысил 203 миллиарда рублей, а его увеличение в последующие годы планируется в объеме "несколько более низком, чем предполагаемая инфляция".

Таблица 1. Оценочные данные существующих и планируемых разработчиками ВС РФ
 

Наименование показателей

Существующие ВС РФ (2001 г.)

Предлагаемый проект (2004 г.)

Численность, млн. военнослужащих, тыс. человек

ок.1200,0*

1000,0

в т.ч.: офицеры, тыс.

350,0

250,0

прапорщики. тыс.

140,0

150,0

курсанты ВУЗов МО, тыс.

90,0

Ок.50,0

рядовые и сержанты “контрактники”, тыс.

150,0

400,0

рядовые и сержанты по призыву, тыс.

490,0

150,0

Бюджетные ассигнования по ст. “Национальная оборона, млрд. руб. в знаменателе в % от ВВП

203,0

2,8

520-550,0**

ок. 5***

в т. ч. : - расходы на содерж. ВС (в знаменат. - по всем видам довольств. л.с.), млрд. руб.

91,0

ок. 50,0

240,0 (требуется)

миним. 100,0

- расходы на закупки ВВТ, млрд. руб.

Ок. 67,0

240,0 (реально – не более 60-70)


* наличная численность, штатная - 1350 тыс. военнослужащих;
** расчетный минимум исходя из равных пропорций на содержание и развитие;
*** при условии, если ВВП будет не менее 10,0 триллионов рублей (в настоящее время – около 7 триллионов).

2
 
Готовы ли чиновники из министерств финансов, экономики и развития повысить бюджет ВС до 400-450 миллиардов с учетом необходимости повышения "инвестиций на развитие" с 67 миллиардов как минимум до 100-150 миллиардов, в то время как заявлено, что “необходимо расходы по разделам содержание и развитие ВС нужно примерно уравнять, а в последующем существенно увеличить долю на закупки вооружений”?
 
С учетом приведенных данных решение правительства и президента от 17 октября увеличить военный бюджет на 30 миллиардов, в том числе на 6 миллиардов по разделу содержание ВС не особенно впечатляет. Более того, для тех кто озабочен не только личной безопасностью возникает вопрос: а стоит ли политическое по сути решение Президента о сокращении расходов по содержанию “заморских баз и объектов” и на этой основе повышение содержания офицерам, если будут уничтожены “глаза и уши” России на Кубе и ликвидирована ВМБ в Камрани, а следовательно и офицеры будут не более чем “украшением природы”?

А может быть, все это неумеренные фантазии либерал реформаторов образца 1992 года в новом столетии под теми же лозунгами и обещаниями? Именно, что фантазии и схоластика обещаний, поскольку министерство экономики и развития не знает истинной стоимости российского ВВП и второй год блуждает в “коридоре оценок” от 260 до 450 миллиардов долларов. И не без оснований представляется, что по экономическим показателям принятие предложений СПС не позволит сформировать бюджет, сбалансированный по расходам на содержание ВС (обеспечение личного состава всеми видами довольствия, ремонт ВВТ, боевая подготовка) и "инвестициям" для их развития (закупкам ВВТ, НИОКР, капстроительство) ни сегодня ни в отдаленном будущем.

Цифры действительно впечатляют, но из “песни”, то есть предложений, слова не выкинешь”, а приведенные данные (пусть не вполне точные в силу весьма высокой неопределенности проекта и правительственных оценок) только подтверждают то, что реформа ВС весьма сложный и длительный процесс. Это комплекс государственных мер. Военная реформа, если о ней говорить серьезно, имеет не меньшее отношение к проблемам военная безопасности государства, чем экономика, поэтому она действительно не может основываться на результатах даже народных референдумов или базироваться на общественном мнении, "подтвержденном репрезентативными опросами граждан РФ".

3
 
Анализ данных таблицы в принципе показывает, что рано или поздно при таком хозяйствовании ВС будут окончательно развалены путем вынужденного сокращения до 450-500 тысяч, тем более, что никто не гарантирует ежегодного темпа прироста ВВП в 6-7%. Может быть это и будут наконец-то “войска, не способные защитить даже самих себя”, поскольку вместе с рядовыми разбегутся и капитаны с майорами?

Касаясь "справедливого распределения специфического по форме налога – всеобщей воинской обязанности" (как сильно и замысловато сказано “экономистами-исследователями”?), то отметим тот факт, что существуют не только права личности, но и закрепленные Конституцией обязанности для всех без исключения "военнообязанных граждан" обязанности. Вместе с тем, с принятием начиная с 1991 года федеральных законов и подзаконнных актов сложилась такая система льгот и отсрочек, которая не позволяет (и по нашему мнению не позволит в будущем) качественно комплектовать ВС.

Сегодня действует простой принцип – "на тебе боже, что нам не гоже". Те что "неспособны воспользоваться льготами", как отмечают авторы, “бедные” идут служить по принуждению и, отметим, в большинстве своем достойно выполняют свой воинский долг, а прочие, по терминологии авторов - "богатые", любыми, в том числе и противозаконными способами, уходят от выполнения "конституционной обязанности". При этом общественное мнение говорит о "правах и свободах граждан", о "легализации того, что уже стало нормой" вопреки требованиям безопасности. Не стоит скрывать - часть граждан превращена в дезертиров от службы Отечеству именно усилиями тех, кто более всего сегодня шумит о патриотизме и спасении России.

Предложения авторы проекта на наш взгляд не решают проблемы: никаких достойных мотивов для службы в ВС гражданам России не предлагается.

4
 
Независимо от срока службы в современных условиях оплаты воинского труда, желающих служить по призыву и продолжить службу по контракту будет не много. (Это доказывает неуклонно убывающая численность современных “добровольцев-профессионалов” в ВС).

Более того, никаких моральных обязательств перед Отечеством сегодня граждане не испытывают. И не будут испытывать впредь, если вся система формирования общественного мнения, в том числе репрезентативными опросами ВЦИОМ, настраивает общественность на неприятие ВС в принципе.

Допускаем, что это “общая социально-экономическая тенденция переходного периода”. Точнее - общественная болезнь, слабо контролируемая государством, и государственная немощь, порожденная больным обществом. Но из этого вовсе не следует, что ВС по факту перестали быть инструментом политики государства. В самом деле, России не нужны “войска”, состоящие из псевдо профессионалов. Впрочем, для войск одинаково бесполезны и вредны безыдейные наемники и “солдатчина по принуждению”.

Тем более, никому не нужны мыльные пузыри обеспечения социально-экономической безопасности. Никакой справедливости в том, что одни все те же “бедные” от безысходности добросовестно служат Отечеству и при этом побираются, а другие, как выражаются авторы “способные”, за счет того же консолидированного налога с доходов каждого, повышают свои знания в народных университетах, исключительно индивидуально и для собственной пользы.

Положение действительно нетерпимое и требует изменения

И если речь идет о "справедливости и экономике", то почему бы, например, для реализации идеи "справедливого налогового обложения" не ввести специальный налог на тех, кто не хочет служить Отечеству. Почему бы не переложить бремя содержания личного состава с “консолидированного налога, распределенного равномерно на всех граждан России", на богатых в виде "прогрессивных откупных" от военной службы.
 
Это позволило бы, по крайней мере, повысить уровень денежного содержания военнослужащих до официально "объявленной" средней заработной платы по РФ. Введение "откупных" было бы вполне оправданным, хотя бы потому, что по разным оценкам оборот необлагаемых налогом средства в теневой экономике (контролируемой богатыми и их челядью) составляет от 40 до 60 процентов ВВП.

Впрочем, и это не выход, поскольку в переходный период с 1992 года сложились такие условия, когда бюджет государства стабильно формируется исходя из 25-30% от потенциально возможного. Так сказать, с чистых "доходов" законопослушных граждан, в то время как существует “черный нал”, уже получивший вполне законную прописку в финансовых планах и в законах, принятых Госдумой. Следует отметить, что ВВП по оценкам, например, некоторых экспертов Государственной Думы только на 6% состоит из продукта, произведенного в сфере материального производства. 94% - это виртуальные деньги, проедаловка того, что было построено в СССР и земельная рента, о развитии которой так суетится СПС. И очевидно не без оснований.

Формирование такого рода предложений для "института исследования проблем переходного периода" - действительно "проблема". Не можем сомневаться в том, что ученые экономисты знают свой предмет и эффективные способы перехода от социалистической организации народного хозяйства к рыночным отношениям. Но знают ли они избранный ими объект исследования – Вооруженные Силы? Судя по содержанию предложений Е. Гайдара, это не вопрос

Беда не только в том, что представления о предмете исследований случае весьма приблизительные, однако, эти идеи с удивительным упорством продвигаются под прирытием Академии военных наук, экспертов Госдумы, “благосклонности СБ” и данных ВЦИОМ. В результате - активно продолжается разрушительная деятельность либералов, исключительно исходя из личных, популистских соображений представителей отдельных групп общества.

Как говорится, государственные интересы здесь просматриваются с трудом

Очевидно, что ключевыми вопросами при реформировании системы комплектования являются следующие условия:

-создание заинтересованности кадрового состава (офицеров, прапорщиков и рядовых (сержантов) – контрактников и призывников в прохождении действительной военной службы, а военнообязанных-резервистов в запасе, возможно с заключением контракта;

- изыскание средств на содержание оплачиваемого резерва ВС (в объеме финансирования примерно 12 - 25 миллиардов рублей ежегодно);

- перестройка жизни, быта, учебно-боевой деятельности войск, психологии штабов и сложившихся стереотипов в понимании проблем мобилизации в соответствии с новыми требованиями комплектования войск.

Но есть ли альтернатива предложенному проекту?

Безусловно есть, в том числе в тех или иных вариантах фрагментарно известных, например, из популярного в военных кругах еженедельника НВО. В случае принятия принципиального решения на внедрение новой схемы комплектования ВС, подготовки и накопления резервов было бы целесообразным:

проработать и без промедления принять пакет законов регламентирующих прохождение военной службы от призыва до увольнения (исключения с воинского учета), в том числе разработать статус резервиста;

в течение 3-4 лет оптимизировать численность кадрового состава с ликвидацией диспропорций по основным категориям военнослужащих с учетом создания организованного резерва в штатах ВС;

постепенно нарастить численность организованного резерва до разумных пределов с учетом постепенного снижения возможностей по призыву;

по мере приобретения опыта содержания в войсках резервистов контрактной службы, следует отработать мобилизационную схему в оптимальном виде и вариант создания стратегических группировок в расчете на содержание формирований военного времени в составе войск мирного времени.

Эксперимент по исследованию предложенной схемы можно было бы провести в 2-3 округах с привлечением других министерств и ведомств в течение 2002 года при незначительном увеличением военного бюджета на проведение целевой программы "Резервисты по контракту".

При положительных результатах в течение последующих 2-5 лет можно было бы сформировать кадровый состав ВС в оптимальной численности., а так же организованный резерв в необходимом для войск объеме при минимальных затратах средств.

С учетом опыта мобилизационной работы, содержания войск, демографических и прочих условий, а так же - основ политики государства в сфере военного строительства, было бы целесообразным в общих чертах определить не только замысел военной реформы, но и направления развития системы комплектования, подготовки и накопления военно-обученного резерва с учетом оперативно-стратегических требований.

В связи с этим, почему бы по примеру Франции, при Совбезе не создать "стратегический комитет" по изучению проблемы перехода на новую систему комплектования ВС, не занимаясь научной схоластикой, весьма далекой от истинного знания проблем ВС?

Но пока все заняты научной схоластикой

Оглавление

 
www.pseudology.org