Москва, 2000

Сергей Валентинович Анчуков

Тайны мятеж-войны: Россия на рубеже столетий
Перманентная война... или “война с продолжением”
русско-финский конфликт 1918-1944 гг.
Глава 2
Двусмысленность ситуации

Для понимания советско-финских отношений и позиции Финляндии в 1939-1940 гг. важно обратить внимание на “прощальный приказ” Маннергейма от 13 марта 1940 года, в котором по существу были изложены установки на будущее: “Наша судьба сурова. Мы вынуждены оставить чужой расе, у которой иное мировоззрение и иные нравственные ценности, землю которую возделывали веками... У нас есть гордое сознание того, что на нас лежит историческая миссия, которую мы еще исполним. Эта миссия защищать западную цивилизацию, но мы знаем, что до последней монетки отплатим свой долг Западу.”

Советское руководство, правильно оценивая состояние РККА, ее успехи и неудачи, понимало позицию финского правительства, двусмысленность стратегической ситуации на Северо-запад. Тем не менее, граждане и руководство СССР жили надеждой, что “в преддверии войны с Германией дипломатия компенсирует выявленные недостатки в подготовке армии, а благоразумие и здравый смысл” возьмут верх в сознании политиков Финляндии. Но как оказалось, в своих ожиданиях ошиблись не только советские люди и “кровожадный Сталин”, но и финские “политики-гуманисты”.

Советско-финский конфликт не был исчерпан и расчет финских политиков на заключение выгодного союза с Германией очень скоро оправдался. В новой стратегической ситуации своевременно не выведенная из войны Суоми сначала предоставила свою территорию для развертывания немецкого горного корпуса в Лапландии и “встала в один строй друзей” Германии по агрессии, а затем во взаимодействии с вермахтом блокировала Ленинграда и оккупировала большую часть Карелии. Но самое удивительное в том, что сама Финляндия не только не была оккупирована после второй капитуляции, но и не подвергалась сколько либо значительным бомбежкам в ходе войны, как союзник и активный участник агрессии на стороне гитлеровской Германии.

Это и есть одна из больших тайн неисследованной “зимней войны” с продолжением ее в 1941-1944 гг.

Международная практика

Следует отдать должное, в 1940 году Финляндия действительно вела войну, которая по характеру и целям для народа была весьма похожа на три отечественных войны России. Но переход к наступательным действиям в союзе с Германией в 1941 году, немедленно превратил эту “священную войну против “оккупантов рюсси” в агрессию. Присутствие финских войск с насаждением финского порядка на территории южной части Советской Карелии уже не чем оправдать было невозможно.

Но, сегодня вряд ли есть серьезные возражения против тезиса о нанесении всего лишь превентивного удара РККА силами 7 армии, а так же оккупации южной Финляндии из благих соображений в 1940 году.

Как известно, советские оккупационные войска стояли в Румынии и в Венгрии. Именно ударами КА они были выведены из войны. Советские войска стояли в Австрии, Югославии и в Болгарии. Наконец, именно советские войска более 45 лет пребывали на территории Германии именно в качестве “оккупационных”.

Почему же этого не произошло с Финляндией?

Есть ли чем сомневаться нашим историкам? Есть ли чем гордиться финским политикам, воображая о какой то мифической победе в “зимней войне”, если только благодаря доброй воле русского народа и дальновидной политике Сталиского руководства агрессия Финляндии “к счастью для финского народа” не закончилась “национальной финской катастрофой”, ее “насильственным” присоединением к СССР в качестве “шестнадцатой союзной республики?
 
Или даже превращением и без того не особенно богатой Финляндии в безлюдную пустыню варварскими бомбежками по типу американских ковровых бомбардировок?

Оказывается, что такова “международная практика”. Она соответствует стратегии достижения политических целей войны – достижению приемлемых условий послевоенного мира.

Нечто подобное мы видим и сегодня сплошь рядом

В наше время для оправдания вторжения в пределы соседней республики Басаев с Хаттабом попытались создать некое подобие “шариатского правительства ” на “освобожденной территории Дагестана”. Заметим, в пределах территории РФ и вопреки действующей Конституции.

Была ли война России против Финляндии в 1939-1940 годах несправедливой? Ответ не может быть однозначным и бесспорным, так же как не может быть оправдано “необъяснимое желание” маленькой Финляндии “во что бы то ни стало” воевать с СССР, при весьма умеренных и вполне справедливых требованиях со стороны большого соседа.
 
Даже при явной перспективе обеспечить обоюдную безопасность, “без ущемления территориальной целостности и национального достоинства сторон” для СССР-России выходы за пределы “линии Керзона” в 1940 и в 1941 году, были действительно упреждающими действиями. Их целью была нейтрализация финского нацизма и продвижения “немецкого фашизма” к границам СССР для обеспечения безопасности на совершенно законных основаниях.

Если непредвзято анализировать события последней большой войны, то этими соображениями оправдывалось “вторжение” РККА на территорию Польши не только в 1939 году, но и в 1944 и в страны Центральной и Юго-Восточной Европы уже на заключительном этапе второй мировой войны. Иного, в “географических и военно-политических условиях” того времени и быть не могло.

Справедливость восторжествовала
 
Фашизм был разгромлен в самой Германии с ее последующей длительной оккупацией, и при формировании дружественного СССР режима на трети германской территории.

Для финнов из политических соображений было сделано исключение. Но русский гуманизм не был оценен, своеобразный финский расизм сохранился в первозданном виде и выразился в претензиях спикера финского парламента к России и русским в “новой стратегической обстановке” 1999 года.

Дело даже не в версиях развития событий и не в “сослагательных вариантах”, а в самом факте того, что “умеренные предложения” России были полностью удовлетворены на ее условиях после неоднократного и безрезультатного обращения к “механизму политического урегулирования”. Увы, остается только сожалеть, и применением силы как “крайнего средства умиротворения” не знающей пределов собственной безопасности “геополитической соседки”.

Но при этом не следует забывать, что никак не был ущемлен политический и территориальный суверенитет Финляндии, а политические цели были достигнуты в рамках достижения приемлемого для участников конфликта мира.

Оглавление

 
www.pseudology.org